Интер - Форум для общения и знакомств людей из разных стран

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Резонанс ( из прочитанного)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://sh.uploads.ru/t/CPUFl.jpg
Давайте собирать в эту тему отрывки из прочитанных книг,
статей, небольшие  прозаические сюжеты,философские
или лирические, вызвавшие в  душе отклик, резонанс
и отражающие  взгляд  на мир.

0

2

ЦИТАТЫ ИЗ БОНХЁФФЕРА
О Глупости
Глупость—еще более опасный враг добра, чем злоба. Против зла можно протестовать, его можно разоблачить, в крайнем случае его можно пресечь с помощью силы; зло всегда несет в себе зародыш саморазложения, оставляя после себя в человеке по крайней мере неприятный осадок. Против глупости мы беззащитны. Здесь ничего не добиться ни протестами, ни силой; доводы не помогают; фактам, противоречащим собственному суждению, просто не верят — в подобных случаях глупец даже превращается в критика, а если факты неопровержимы, их просто отвергают как ничего не значащую случайность. При этом глупец, в отличие от злодея, абсолютно доволен собой; и даже становится опасен, если в раздражении, которому легко поддается, он переходит в нападение. Здесь причина того, что к глупому человеку подходишь с большей осторожностью, чем к злому. И ни в коем случае нельзя пытаться переубедить глупца разумными доводами, это безнадежно и опасно.
...
Но именно здесь становится совершенно ясно, что преодолеть глупость можно не актом поучения, а только актом освобождения. При этом, однако, следует признать, что подлинное внутреннее освобождение в подавляющем большинстве случаев становится возможным только тогда, когда этому предшествует освобождение внешнее, пока этого не произошло, мы должны оставить все попытки воздействовать на глупца убеждением.

Чувство качества

Если у нас не достанет мужества восстановить подлинное чувство дистанции между людьми и лично бороться за него, мы погибнем в хаосе человеческих ценностей. Нахальство, суть которого в игнорировании всех дистанций, существующих между людьми, так же характеризует чернь, как и внутренняя неуверенность; заигрывание с хамом, подлаживание под быдло ведет к собственному оподлению. Где уже не знают, кто кому и чем обязан, где угасло чувство качества человека и сила соблюдать дистанцию, там хаос у порога. Где ради материального благополучия мы миримся с наступающим хамством, там мы уже сдались, там прорвана дамба, и в том месте, где мы поставлены, потоками разливается хаос, причем вина за это ложится на нас. В иные времена христианство свидетельствовало о равенстве людей, сегодня оно со всей страстью должно выступать за уважение к дистанции между людьми и за внимание к качеству.

далее

Подозрения в своекорыстии, основанные на кривотолках, дешевые обвинения в антиобщественных взглядах—ко всему этому надо быть готовым. Это неизбежные придирки черни к порядку. Кто позволяет себе расслабиться, смутить себя, тот не понимает, о чем идет речь, и, вероятно, даже в чем-то заслужил эти попреки. Мы переживаем сейчас процесс общей деградации всех социальных слоев и одновременно присутствуем при рождении новой, аристократической позиции, объединяющей представителей всех до сих пор существующих слоев общества. Аристократия возникает и существует благодаря жертвенности, мужеству и ясному сознанию того, кто кому и чем обязан, благодаря очевидному требованию подобающего уважения к тому, кто этого заслуживает, а также благодаря столь же понятному уважению как вышестоящих, так и нижестоящих. Главное—это расчистить и высвободить погребенный в глубине души опыт качества, главное—восстановить порядок на основе качества. Качество—заклятый враг омассовления. В социальном отношении это означает отказ от погони за положением в обществе, разрыв со всякого рода культом звезд, непредвзятый взгляд как вверх, так и вниз (особенно при выборе узкого круга друзей), радость от частной, сокровенной жизни, но и мужественное приятие жизни общественной. С позиции культуры опыт качества означает возврат от газет и радио к книге, от спешки—к досугу и тишине, от рассеяния—к концентрации, от сенсации—к размышлению, от идеала виртуозности—к искусству, от снобизма—к скромности, от недостатка чувства меры—к умеренности. Количественные свойства спорят друг с другом, качественные—друг друга дополняют.

источник

Источник:leptoptilus.livejournal.com/311513.html

0

3

У Белинского где-то в письмах, помнится, есть такая мысль: мерзавцы всегда одерживают верх над порядочными людьми потому, что они обращаются с порядочными людьми как с мерзавцами, а порядочные люди обращаются с мерзавцами как с порядочными людьми.
Глупый не любит умного, необразованный образованного, невоспитанный воспитанного и т. д. И все это прикрываясь какой-нибудь фразой: «Я человек простой...», «я не люблю мудрствований», «я прожил свою жизнь и без этого», «все это от лукавого» и т. д. А в душе ненависть, зависть, чувство собственной неполноценности".
Академик Д. С. Лихачев

+1

4

Я смотрю в окно

Я смотрю в окно, я вижу людей. Я вижу, как по улицам проплывают такие разные удивительные миры, сталкиваясь между собой возведенными ими же стенами. Я знаю, что каждый из них по-своему прав. Но в своей правоте, в своей непоколебимой истине, они утратили умение слышать и понимать других. А кругом столько одиночества, столько боли, ссор, дрязг, ругани, ненависти... И никто, никто не хочет слышать и понимать, но каждый готов доказывать именно свою, единственно возможную правоту. Нет, это не война вер, это утрата утрат. Утрата понимания. Потому что за стеной своего тесного мирка, мирка внутри головы, все уже чуждо и враждебно. Мы не слышим друг друга. Мы не хотим слушать, мы и так уже все знаем. Но знаем ли?

Аль Квотион. Слово, которого нет

0

5

Судьба иногда похожа на песчаную бурю, которая все время меняет направление. Хочешь спастись от нее – она тут же за тобой. Ты в другую сторону – она туда же. И так раз за разом, словно ты на рассвете втянулся в зловещую пляску с богом смерти. А все потому, что эта буря – не то чужое, что прилетело откуда-то издалека. А ты сам. Нечто такое, что сидит у тебя внутри. Остается только наплевать на все, закрыть глаза, заткнуть уши, чтобы не попадал песок, и пробираться напрямик, сквозь эту бурю. Нет ни солнца, ни луны, ни направления. Даже нормальное время не чувствуется. Только высоко в небе кружится белый мелкий песок, которым, кажется, дробит твои кости. Вообрази себе такую бурю.

Ты конечно же, выберешься из этой жестокой песчаной бури. Метафизическая, абстрактная, она, тем не менее, словно тысячей бритв, немилосердно кромсает живую плоть. Сколько людей истекают кровью в этой буре? Твое тело тоже кровоточит. Течет кровь – теплая и красная. Ты набираешь ее в ладони. Это и твоя кровь, и чужая.

Когда буря стихнет, ты, верно, и сам не поймешь, как смог пройти сквозь нее и выжить. Неужели она и впрямь отступила? И только одно станет ясно. Из нее ты выйдешь не таким, каким был до нее. Вот в чем смысл песчаной бури.
...
Х.Мураками "Кафка на пляже"

0

6

Девчонке, которая умеет летать

Ты только не бойся. С тобой никогда ничего не случится, потому что у тебя два сердца. Если в воздухе на секунду замрет одно, то рядом забьется второе.
Одно из них дала тебе твоя мать.
Она смогла это сделать потому, что девятнадцать лет назад сумела полюбить, полюбить... Ты не смейся, это очень трудно - полюбить.
А второе сердце дал тебе я. Носи в груди мое шальное сердце.
И ничего не бойся.
Они рядом, если замрет на секунду одно, то забьется второе.
Только за меня не волнуйся, мне легко и прекрасно идти по земле, это понятно каждому.
Мое сердце в твоей груди.

Нет и Да

Я над пропастью между Нет и Да. От твоего Нет я иду к своему Да по тонкому канату, сплетенному из желаний, робости и любви.
Он дрожит и качается, а надо мной бездонное Одиночество и Да, которое казалось таким заманчиво близким. Теперь кажется недоступным.
Но я иду, балансируя тяжеленным шестом - Гордостью. И старый добрый вальс Надежды, который всегда звучит при исполнении сложных номеров, придает мне силы.
Я иду, стараясь не смотреть вниз и не думать, что вдруг, пока я иду к твоему Да, кто-то уже поднялся к тебе, подставив для этого лестницу Благополучия.
Мне все труднее и труднее, меня качает ветер отчаяния и когда он становится невыносимым, ты вдруг совершенно неожиданно сама устремляешься ко мне.
Я роняю тяжелый шест. Ты обнимаешь меня, и мы падаем, или летим - какая разница - на одну из ярких звезд, что ждут нас включенные в ночной бесконечности августа.
- Милый, - говоришь ты, гладя мои волосы, -разве можно было так рисковать, ты мог бы сорваться в ужасное Одиночество. Глупый, зачем все это?
- Но ведь ты сама сказала вначале Нет, и мне пришлось смертельно рисковать.
- Разве сказала? - удивляешься ты, - я что-то не помню.

Леонид Енгибаров

+1

7

http://s7.uploads.ru/t/NGho0.jpg
"Я подарю тебе звездный дождь.
В жизни каждого человека бывают звездные дожди, чистые и удивительные:
если не дни, то хоть редкие часы, полные звездного света, или хотя бы минуты,
пусть даже мгновения, бывают, обязательно бывают, стоит только вспомнить...
Помнишь, когда ты совершила самый гордый поступок...
День и час, когда ты увидела человека, ставшего самым любимым...
Миг восторга от встречи с искусством...
Счастливые минуты смеха, развеявшие горе и боль...
И многие-многие, сверкнувшие прозрением мгновения нашей жизни люди называют звездными.
Я дарю тебе звездный дождь.
Взгляни, его капли я принес тебе в ладонях."

Леонид Енгибаров

+1

8

ЛУИЗ ПЕННИ "СМЕРТЕЛЬНЫЙ ХОЛОД "
Она кричала на дочь. Набросилась на нее. Это было ужасно.

– По какому поводу?

– Из-за того, как Кри была одета. Да, одежда на ней была необычная. Розовое платье без рукавов, кажется, но больше всего Си-Си упрекала ее за голос, за пение. А голос у нее был божественный. Не в том смысле, в каком это слово использует Габри, а по-настоящему божественный. Но Си-Си высмеивала ее, унижала. Даже больше. Она издевалась над ней. Это было ужасно. Я все это слышала, но ничего не предприняла. Промолчала.

Гамаш ничего не сказал.

– Нужно было за нее заступиться. – Голос Эмили звучал тихо, спокойно. – Мы все стояли там в канун Рождества и были свидетелями убийства – иначе это и назвать нельзя, старший инспектор. Я не заблуждаюсь на сей счет.
Си-Си в ту ночь убила свою дочь, а я этому способствовала.

Отредактировано Sandy (30.12.2017 17:05:55)

+1

9

Ты была мотыльком,
что коснулся моей щеки
в темноте.
Я убила тебя,
не зная, что ты
всего лишь мотылек
и у тебя нет жала.(с)
ЛУИЗ ПЕННИ "СМЕРТЕЛЬНЫЙ ХОЛОД "

+1

10

РЭЙ БРЭДБЕРИ. 451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ

Мой дед говорил: «Каждый должен чтото оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы возведённую из кирпича стену, или сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Чтото, чего при жизни касались твои пальцы, в чём после смерти найдёт прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращённое тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив». Мой дед говорил: «Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы всё, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нём оставалась частица тебя самого. В этом разница между человеком, просто стригущим траву на лужайке, и настоящим садовником, — говорил мне дед. — Первый пройдёт, и его как не бывало, но садовник будет жить не одно поколение».

— Дед мой умер много лет тому назад, но если вы откроете мою черепную коробку и вглядитесь в извилины моего мозга, вы найдёте там отпечатки его пальцев. Он коснулся меня рукой. Он был скульптором, я уже говорил вам. «Ненавижу римлянина по имени Статус Кво, — сказал он мне однажды. — Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрёшь. Старайся увидеть мир. Он прекрасней любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя — такого зверя нет на свете. А если есть, так он сродни обезьянеленивцу, которая деньденьской висит на дереве головою вниз и всю свою жизнь проводит в спячке. К чёрту! — говорил он. — Тряхни посильнее дерево, пусть эта ленивая скотина треснется задницей об землю!»

— В конце концов, мы живём в век, когда люди уже не представляют ценности. Человек в наше время — как бумажная салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают… Люди не имеют своего лица.

Видите ли, они говорят, что я необщительна. Будто бы я плохо схожусь с людьми. Странно. Потому что на самом деле я очень общительна. Всё зависит от того, что понимать под общением. Помоему, общаться с людьми — значит болтать вот как мы с вами. — Она подбросила на ладони несколько каштанов, которые нашла под деревом в саду. — Или разговаривать о том, как удивительно устроен мир.

+1

11

ЛИХЭЙН ДЕННИС - ЛУННАЯ МИЛЯ

Двигаясь на юг по Девяносто третьему шоссе, я внезапно осознал, что люблю вещи, которые причиняют мне неудобства. Вещи, которые тяжким грузом ложатся на сердце. Я люблю вещи, которые нельзя ломать, потому что их уже никогда не починишь. Вещи, которые нельзя терять, потому что их нечем заменить.
   Я люблю свое бремя.
   Я — глубоко несовершенный человек, который любит глубоко несовершенную женщину. Вместе мы произвели на свет прекрасного ребенка, который, как я подозреваю, никогда не научится закрывать рот. И будет постоянно что-то говорить. Или визжать. Мой лучший друг — психопат, на котором грехов больше, чем на некоторых преступных группировках или политических режимах. Тем не менее…
...
Тем не менее…
Тем не менее я ехал в машине именно с этими людьми. И у нас была жизнь, которую мы сами для себя построили.
Вдалеке показалась наша улица. Я понял, что не хочу останавливаться возле нашего дома. Мне было жалко, что этот момент улетучится. Вот бы ехать и ехать. И чтобы все оставалось таким, каким было сейчас.

0

12

…Когда ты догадаешься, что взрослые похожи друг на друга, а тебе дано не более, чем им, очень захочется спрятаться в старую дедову шляпу…
В огромном велюровом пальто, в талой апрельской луже, руки в карманах, по заходящему на прищуренных веках бледному весеннему солнцу…
И послать эту жизнь к черту!?…
Вспомни меня: не делай ни того, ни иного. Не делай вообще ничего из того, что уже разочаровало твоих близких. Ибо всё, что ими создано, ими же и разрушено…
И еще: там, в апрельской луже, собрав свои силенки, вытащи из мною сказанного два слова: «всё» и «ничего». И, сложив их, шепни себе на дорожку – Всё ничего!..

Всеволод Соловьев.

+1

13

Читали «Маленького зелёного бога страданий» Кинга? Не суть, всё станет понятно по моей задолбанности.

Дико, просто до безумия, до побелевших от злости пальцев, задолбали люди, говорящие одну простую фразу:
«Тебе не может быть ТАК больно».
До желания убить задолбали те, которые добавляют после этого: «У меня у самого (самой) такое было и это было не больно».

Запомните раз и навсегда: ВАМ может не быть так больно. ИМ — может. Потому что ВЫ — это не ОНИ и наоборот.

Игорь Аксюта

0

14

Аль Квотион "Баллада о четырнадцатом человеке"

Он пытается быть живым ровно в той степени, чтобы на день рождения получать ненужные открытки от незнакомых пользователей соц.сетей, как-то попавших в список друзей и в указанный день получивших уведомление; чтобы, расплачиваясь в магазине, пожелать хорошего дня кассирше и уйти, не дождавшись ответа; чтобы ограничиваться в общении со знакомыми стандартными заученными фразами, не вдумываясь в них ни на секунду; чтобы, заказав такси, сесть на заднее сидение и полностью исчезнуть в симбиозе темноты вечернего города, мелькания огней и музыки в наушниках, не чувствуя себя ни виноватым, ни обязанным поддерживать беседу со скучающим шофером. То есть он пытается быть живым именно в той усредненной степени, чтобы остаться предельно незаметным, чего никогда не удается слишком живым или слишком мертвым — и те, и другие всегда привлекают чрезмерное внимание, к которому он совершенно не готов.

Свернутый текст

Из всей огромной потенциальной жизни ему хватает пары довольно прибранных комнат, в которых он танцевал, плакал, занимался любовью и читал книги, в которых каждое его переживание впечаталось в стены, заползло под обои, забилось между ворсинками ковра, пропитало собою вещи и воздух, став чем-то немыслимо вечным и легко возрождаемым для повторения — достаточно всего лишь вдохнуть поглубже витающий здесь призрак настроения, и вся сущность моментально отзовется на прошлые мысли и чувства, которых, как ему кажется, не так уж и мало. Он смотрит из окна на людей, верящих, что они еще меняются, что они еще способны измениться, и думает, что будет с этими людьми, когда они сперва дорастут до самих себя (если они молоды), а потом и до понимания, что годы проходят, а они остаются теми же и, скорее всего, это все — их предел, финальная точка, теперь уже полностью законченная картина. Он внимательно смотрит на людей, потому что каждый из них невольно является неоспоримым подтверждением его собственной завершенности, смертности и заменяемости. Он ведет понятный только ему счет, а потом пишет — баллада о четырнадцатом человеке, о двадцать третьем, о тридцать седьмом, но в конечном счете пишет баллады только о себе, никого не обманывая, считая личностную индивидуальность — одним из больших мифов человечества. Он сам — сорок восьмой или пять-миллиардов-третий человек, посвятивший свои силы тому, чтобы удержать собственную жизнь в нужной степени — ультимативное заявление о том, что со всеми нами что-то не так. Но разве можем мы иначе?

0

15

Свернутый текст

Я желаю тебе достаточно...

Однажды я находился в аэропорту и стал свидетелем сцены прощания отца с дочерью.
Объявили посадку на ее рейс, и я услышал, как она сказала отцу:
- Папочка, наша с тобой жизнь — это было более чем  достаточно.
Твоя любовь это именно то, чего мне всегда  не хватало. И я тебе желаю достаточно.

Они поцеловались, и она ушла. Он подошел к окну, где сидел я.
Я видел, что ему необходимо заплакать. Я не хотел вмешиваться, но он сам обратился ко мне:

- Вы когда - нибудь прощались, зная, что это навсегда?

- Да, — ответил я. — Простите, что вмешиваюсь,  но почему Вы говорите, что это навсегда?

- Я стар, а она живет очень далеко. Я реально смотрю на вещи и понимаю,
что следующий раз она прилетит
сюда только на мои похороны.

- Когда вы прощались, я слышал, как она сказала
Вам «я желаю тебе достаточно». Можно спросить у Вас, что это значит?

Он улыбнулся:

- Это пожелание, которое передается из поколения в поколение.
Мои родители говорили его всем. Он замер за секунду и, подняв голову вверх,словно
припоминая, улыбнулся еще раз:

- Когда мы говорим «я желаю тебе достаточно, мы желаем человеку,
чтобы в его жизни было достаточно хороших вещей, которые бы поддерживали его.

Он повернулся ко мне и прочитал, словно стихотворение по памяти:
Я желаю тебе достаточно солнца, чтобы твои дела были яркими.
Я желаю тебе достаточно дождя, чтобы научиться ценить солнце.
Я желаю тебе достаточно счастья, чтобы твой дух жил.
Я желаю тебе достаточно боли, чтобы маленькие радости казались больше.
Я желаю тебе достаточно денег, чтобы сбылась твоя мечта.
Я желаю тебе достаточно потерь, чтобы научиться ценить все, что у тебя есть.
Я желаю, чтобы в твоей жизни было достаточно «здравствуй», чтобы они поддержали тебя,
несмотря на «прощай навсегда»…

0

16

"Я никому не доверяю" - это не про людей, мол, "все они недостойны моего доверия".
Доверяя и доверяясь, мы соглашаемся на то, что ответственность за последствия нашего доверия остается исключительно на нас. Поэтому в доверии нужна смелость, мужество быть собой.
Недоверие же людям (как состояние души) можно уподобить клеточке, которая будто бы говорит организму: мол, и я без тебя, без всех окружающих меня других клеток, справлюсь как-нибудь, обойдусь. И самозамыкается, начиная строить свою Вселенную.
Последствия такого строительства в медицине называется онкологией.
Энергия жизни, в любом случае, поступает от взаимодействия во взаимном интересе и любви с другими людьми.
Поэтому, если жизненных сил маловато, обратите внимание на то, где своим недоверием Вы перекрыли каналы любви между Вами и Вашими ближними.
Игумен Евмений

0

17

Стивен Кинг. Темная Башня 1: Стрелок.

Допустим, ты вышел к самой границе Вселенной. И что там будет? Глухой высокий забор и знак «ТУПИК»? Нет. Может быть, там будет что-то твердое и закругленное, сродни тому, как яйцо видится изнутри еще невылупившемуся цыпленку. И если тебе вдруг удастся пробить скорлупу (или найти дверь), представь себе, какой мощный сияющий свет может хлынуть в эту твою дыру на краю мироздания. А вдруг ты выглянешь и обнаружишь, что вся наша Вселенная — это только частичка атома какой-нибудь тонкой травинки? И тогда, может быть, ты поймешь, что, сжигая в костре одну лишь хворостинку, ты превращаешь тем самым в пепел неисчислимое множество бесконечных миров. Что мироздание — это не одна бесконечность, а бесконечное множество бесконечностей.

0

18

Разденься.
Сними глянцевую обложку «прекрасного человека без недостатков» или «прекрасного человека с милыми и очаровательными слабостями», которую используешь, чтобы заставить других любить себя.
Сними бронзовые латы своей правоты, обнажи для меня маленького человека с удивленными глазами, не знающего, что ему делать в этом сложном и неопределенном мире.
Сними с себя даже самообман, потому что конфетти продажи себя в своих лучших чертах, облепившее кожу — это то, во что тебе хочется верить со всей возможной искренностью.
Разденься.
Сними с себя кожу.
Сними с себя шкуру волка, шкуру крысы, шкуру змеи, сними с себя необходимость кусать и жалить каждого, кто посмел посмотреть на тебя сквозь все твои идеалы.
Вспомни, что только будучи ребенком ты мог позволить кому-то увидеть себя таким:
растерянным,
насквозь ошибочным,
неправильным
и неодобренным (словно бы общественное одобрение сродни удобрению почвы, из которой ты растешь идейно-модифицированным плодом).
Разденься для меня.
Тогда мы сядем рядом, голые и настоящие, вкладывая неопытные пальцы в самые глубокие помыслы, и я скажу:
«вот теперь я люблю тебя, потому что вижу».

Аль Квотион

0

19

— Лисёнок, — сказал лисёнок лисёнку, — ты помни, пожалуйста, что если тебе тяжело, плохо, грустно, страшно, если ты устал — ты просто протяни лапу. И я протяну тебе свою, где бы ты ни был, даже если там — другие звёзды или все ходят на головах. Потому что печаль одного лисёнка, разделенная на двух лисят — это ведь совсем не страшно. А когда тебя держит за лапу другая лапа — какая разница, что там ещё есть в мире?


И.Д. Фарбаржевич «Сказки маленького лисенка».

0